Война в пустыне

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Война в пустыне » Поля сражений » Привет из прошлого


Привет из прошлого

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Действующие лица: Клэр Райдли, Люк де Буасси + НПС по мере надобности
Время действия: 10 марта 1942, вечер, ночь
Место действия: Бардия, Лазарет.
Краткое описание: Логическое продолжение этого эпизода. Проводив лейтенанта Колина, сестра Райдли отправляется узнать о судьбе раненного лётчика и с удивлением узнает в больном де Буасси, сына старинного друга семьи и товарища детских игр... какие сюрпризы преподнесет им прошлое?

0

2

Клэр Райдли выскользнула из кабинета главврача, сразу как только Ховард, встретив начальника охраны начал раздавать указания. Не женское это дело разговоры о военных делах подслушивать. Да изменился лейтинант разительно. Это было уже не мирное чаепитие, это была война. Одолела госпиталярские стены, просочилась, разрушила...  а было ли что разрушать-то собственно? Вот дурында. Девушка тряхнула головой прогоняя остатки недолгого сонного забытья. Долго ли проспала не ясно, а вот что в той же сестренкой примостилась плохо... девчонки заметят судачить станут, Хант чего доброго ещё бережней относиться начнёт. Болван. Со вздохом Райдли поднялась со стула. Надо пойти разузнать, что там с этим французским вестником, а то он поди без переводчика и воды попросить не сможет. Да и ноги размять опять же... Чёрт, что ж так маятно-то на душе... ну унесла военная пурга ещё одного случайного собеседника и что? Давай, девочка, давай... ать два... ать два... левый, правый. Вот и операционная, документы должны быть вместе с одеждой, а одежда скорее всего где-то там, спросить всё равно стоит... и бумажки его Лансу как положено отнести.
- Райдли, вы... опять?
Задумавшаяся было Британка аж встрепинулась. Вот оно явление пугала народу. Джеймс вышел на встречу являя собой шарж на самого себя. Злобный шарж, сатирический. Полненькая, чернявая сестричка вылетела за врачом явно пытаясь что-то предотвратить. Вот только тут помешать-то уже мало чему можно... разве что обморок и то вряд ли. Глаза у больничного чёрта запали вовсе, даже Nширский акцент и тот сильнее прорезался.
- Я же вам... велел...
Ой, а язык-то у нас ещё и заплетается...
- Что? Ещё одного привезли? - Клэр взглянула поверх головы врача на его несчастную спутницу.
- Ага... Доктор Хант, послушайте... пойдёмте... вам нужно...
- Я же вам велел... отдыхать!!! - Сделав шаг на встречу девушке (по видимому долженствующий быть решительным и даже угрожающим) хирург чуть пошатнулся.
- Так я и отдыхала, Джеймс... - Райдли успела вовремя подлететь к коллеге и взять того под руку, одновременно строя маленькой ассистентке весьма красноречивые "рожицы". - А теперь вы отдохнёте... - Голос её теперь звучал мягко, словно разговор вёлся с маленьким ребёнком.
"И все мы отдохнём... на том Свете".
- Сьюз, прихвати бумажки этого... летуна. Их Лансу отнести надо.
- Что вы тут опять...
- Не опять, а снова Джим... Снова. - Чёрт и почему этот невыносимый трудоголик так напоминает отца, подумала женщина увлекая хирурга к кабинету Хромого. Тамошняя кушетка была эмуществом общественным, как и телефон.
- Де Буасси что ли? - Запыхавшаяся Сьюзен Кёрли догнала скорбную парочку посреди коридора предъявляя издалека какие-то бумажки. Наверное это был паспорт, а может что ещё... британка не разглядела ибо... "небеса разверзлись и грянула молния".
- Как? Как ты сказала?
- Буасси, Люк де Буасси. Эй, Райдли, тебе что плохо?
Люк? Маленький, вредный, вечно смеющийся парнишка... отец ещё в шутку говорил, что если будешь, дочь плохо себя вести отдам замуж за француза, чтоб как мать всю жизнь мучилась. Кошмар и искристая радость детства одновременно...
- Нет... нет мне... мне хорошо... где он, как прошла операция?
- Клэр я...
- Ты сейчас заткнёшься, Джимми. - Нарушение субординации, неслыханная дерзость, да, но это всё потом. - Так... Сьюзи, где этот лётчик... где он?
- В палате лежит, живёхоник... ты чего?
- Сью... проводи доктора Ханта, передай бумажки... я тебе должна буду... по гроб жизни.
- Э... ну... ладно. - Сговорчивая и тихая Кёрли пристроилась рядом с Хантом удивлённо глядя вслед уносящейся Клэр.
- Вот она... любовь. - С завистливым вздохом пробормотала сестричка.  - Идёмте, доктор... поспите...

***
Кажется Сердце постучало в дверь общей палаты вместо девушки, так громки и резки были его удары. Но стучать мед сестре в палату тяжело раненых больных есть абсурд и моветон, а потому пришлось войти не предупреждая, тихо и как-то по детски затаив дыхание. Молча, под удивлённым взглядом нескольких мужчин (ведь ещё не время обхода) отыскать знакомо-незнакомое лицо.
- Люк?

Отредактировано Клэр Райдли (2012-08-21 01:45:46)

+3

3

- Он спит, - отозвался раненный с ближайшей к двери койки. Имя, что назвала Клэр, ни одному из англичан не подходило. А вот доставленный в палату после операции пилот пару раз принимался что-то бормотать по-французски, так что помочь медсестре в поисках труда не составляло.
- Je ne dors pas… - слабо запротестовал де Буасси. – Я не спать.
Он и правда не спал, скорее пребывал в блаженной эйфории после уколов морфина и тесного общения с маской Эсмарха. Тошнота и головокружение не в счет, когда Люк разбился в тренировочном полете, еще до войны, было еще хуже. А может и не хуже, а точно так же гадко. Тогда его штопал собственный отец, но этот английский доктор тоже не промах.
«Английский доктор», будь у него время и возможность поболтать с каждым побывавшим под его ножом пациентом, назвал бы этого счастливчиком. С чем француз, конечно же, не согласился бы.
«Никакого везения, просто у пилотского кресла бронированная спинка». Зато все остальное – тонкий дюраль. Поэтому да здравствует морфин, хлороформ и прочие гримасы хирургии.   

Если бы еще несколько дней назад кто-то спросил лейтенанта де Буасси, помнит ли он Клэр Баффо, вопрос порядком озадачил бы француза.
- Конечно же помню, - воскликнул бы Люк, защищая честь мундира (мало ли что там могло быть с этой Клэр). Но светловолосую хрупкую девчушку, дочь закадычного приятеля отца, входящую вместе с его младшими сестрами Жанной и  Агнесс во враждебную девичью коалицию и устраивающую ему, тогда еще сопливому сорванцу, Варфорломеевскую ночь и революционный террор в одном флаконе, нынешний бравый пилот припомнил бы далеко не сразу. Что поделаешь, мальчики быстро забывают девочек, если их не угораздило влюбиться в них.
Но даже позабыв Клэр Баффо и не подозревая о ее преображении в Клэр Райли, Люк не мог позабыть сестру Райли, свое последнее предобморочное видение до операции.

- Я не спать, - повторил он тихо и упрямо. – Как я могу проспать такой минута, когда мадемуазель называть меня по имени!

Отредактировано Люк де Буасси (2012-08-21 09:24:40)

+3

4

"Он спит..." - Тихое заявление какого-то раненного (уже какого-то, когда она успела так к этому привыкнуть?) заставило Райдли смутиться. До неё только теперь дошло, что столь шумное и несвоевременное появление могло и помешать болящим, но шёпот вины был быстро смятён не твёрдой французской фразой, с одной из тех коек, что стояли ближе к окну. Клэр поспешно подошла к лётчику, как странно, она понимала, кто перед ней, но всё ещё не узнавала этого лица. Оно оставалось чужим чего не скажешь о наглости его речей. Только вот вызвали они на сей раз не злобу и раздражение, а напротив радость... как шутлива бывает судьба. Думала ли она получить такой привет из юности? И стоило ли поблагодарить тех, кто сбил этого повесу недалеко от Бардии. Боже, какие крамольные, недостойные мысли.
- Воистину, горбатого могила не исправит. - Усмехнулась коротко, осторожно присаживаясь на край кровати. -  Я уже давно мадам, Люк. И если кое-кто был слишком занят своими полётами, чтобы посетить мою свадьбу, то это мало что извиняет... - Странно, ей казалось, она хорошо знает французский, но теперь слова как-то странно путались, окончания оказались проглоченны... и всё же она говорила с ним на родном языке. По правде сказать сейчас и английский дался бы девушке не лучше. И плевать что на них смотрит вся палата.
- Ты... меня помнишь? - Это было сказано уже не дерзко и насмешливо как прежде. Совсем иначе, почти просительно... тайный страх, что она изменилась настолько, что уже не сумеет вернуться к прежней жизни, что никто её не помнит и не узнает по возвращении сейчас вырвался наружу. - Я Клэр. Клэр Баффо. То есть теперь уже Райдли и... ты меня всегда за косу дёргал... наши отцы... - И чего это комната перед глазами как-то расплывается... сверкает, будто сквозь льдинку смотришь...
"Я что плачу что ли? С ума сойти."
- Наши отцы... - раздражённо утёрла глаза тыльной стороной руки. - Хирург... Ренье Баффо. Когда мы были маленькими...  - Судорожно вздохнула и безо всякого перехода продолжала. - Как ты вообще посмел падать... тоже мне... говорили тебе... династию продолжать... а он тут видите ли... падает!

Отредактировано Клэр Райдли (2012-08-21 15:01:52)

+1

5

- Все как в добрые старые времена… Клэр, - де Буасси, очарованный прошедшим мимо его внимания, а оттого стремительным, преображением подружки по детским играм в молодую женщину, на мгновение запнулся. Но только на мгновение. И тут же заулыбался, мысленно благодаря судьбу за подобное волшебное везение и возможность даже в унылом британском госпитале разговаривать с кем-то на родном языке. – Я опять довел тебя до слез. Ну, не плачь же, не плачь. Что ты, не надо плакать… Хочешь, за косу подергаю?
Он попытался было взмахнуть рукой, но та наотрез отказалась подчиняться, напоминая о том, что желания стоит соизмерять с возможностями.
- Династия, говоришь? – укор был неожиданный, про «династию» никто из его домашних давно уж не заикался, даже мать, но Люк испытал внезапно болезненный укол совести. Повторяющийся всякий раз, когда де Буасси думал об оставшейся в вишистской Франции семье. Никаких новостей из дома он не получал уже больше года.
- С династией пока не очень. Ты ж меня не дождалась, замуж выскочила, - шутливо упрекнул пилот всхлипывающую Клэр. Пусть лучше сердится, чем плачет. – Помнишь, что твой отец мне обещал…
«Скорее тогда уж угрожал, но время забавно смещает акценты»
Он пригляделся к молодой женщине, очень бледной, почти прозрачной от усталости, с темными кругами под глазами. А ведь вокруг война, северная Африка, богом забытая дыра, как она попала сюда? Господи, зачем? И первая радость от встречи и возможности поболтать по-французски поблекла.
- … Твой отец… И твой мистер Райдли. Как же они отпустили тебя сюда… ну, сюда, где я падаю?!

Отредактировано Люк де Буасси (2012-08-21 20:19:15)

+2

6

- А вот подёргай. - Бегущие по щекам слёзы теперь были вызваны скорее радостью чем страхом или печалью. Заметив неуклюжее движение или вернее сказать его попытку, мысленно прокляла собственный эгоизм. Легко перехватила его руку (похоже этот жест становился привычкой) и покачала головой.
- Ш-ш-ш... не сейчас... отдыхай.
Как в старые добрые времена? Отнюдь, теперь всё было совсем иначе и лежащий перед ней мужчина мало напоминал несносного мальчишку де Буасси... хотя вот язык его, острый и язвительный по-прежнему хотелось вырвать.
- Не дождалась говоришь? А ты предлагал?... Дождаться? - Усмехнулась остро, впрочем быстро поняла двусмысленность фразы. Вот идиотка-то... К щекам прилил неудержимый румянец.
- Кхм... - Требовалось срочно перевести тему на что-то иное... вот только на что... - Может быть ты... хочешь чего-нибудь? - Сколько помнила себя Клэр раненые солдаты в первые дни прибывания в госпитале вечно просили пить... словно хотели утолить жажду впрок подобно верблюдам. Правда в большей степени это относилось к пустынникам, но сейчас неважно... главное свернуть со скользкой  дорожки ведущей в прошлое и бесед о тогдашних чувствах, ведь признаться честно она и тогда и сейчас не могла поручиться в своём отношении к Люку. То что было между ними... наверное это было слишком сложно, чтобы загнать всё в какие-то рамки. Потом появился Уилл... а вопросы остались.
Пустынники... непрошеным гостем в сознание постучался образ улыбающегося родезийца. И то как немилосердно пришлось лишить его чашки чая...
"Ладно, Райдли... не думай об этом... просто не думай... тем более, что Люк кажется тоже спросил что-то..."
- Отец... умер недавно... - Произнесла негромко, но на удивление спокойно... - А Уилл... его даже не нашли... около года назад... своего мужа не спасла теперь о чужих забочусь... - скупо улыбнулась. - А твои сёстры? Они... у них есть на кого положиться?

Отредактировано Клэр Райдли (2012-08-22 14:39:52)

+3

7

- Мне очень жаль, Клэр…
«Мистер Райдли» был для Люка всего лишь вскользь упомянутым именем, трудно было сожалеть о его смерти в серьез. А вот то, что галантного весельчака Ренье Баффо уже нет в живых, как-то даже в голове не укладывалось. Отец ужасно огорчится. Отец… до этого ли ему теперь.
- Я не знаю, что с моими, - де Буасси отвел взгляд от лица своей собеседницы и принялся с деланным вниманием изучать белую стену за ее плечом. Опять это гнетущее чувство вины, будь оно не ладно. Ну а что ему стоило делать, воевать на стороне немцев и обстреливать, например, этот вот городок, может быть, этот самый госпиталь, а не итальянские позиции в  Эль-Агейле?
- Понимаешь, во Франции сейчас режим Виши… Для них я сражаюсь не на той стороне.
Тут Люк, как до этого и сама Клэр, почувствовал, что надо сменить тему. Но если миссис Райдли постаралась увести разговор подальше от фривольностей, то де Буасси не видел в простеньких ухаживаниях ничего дурного. Лучше говорить и думать о жизни и ее нехитрых радостях, чем о смерти. О смерти задумываться нечего, когда придет срок, она сама явится.
Поэтому почему бы не пококетничать немного со старой знакомой, тем более, что мадам так очаровательно краснеет. Правда это означало нажить врагов в лице всей палаты, а может, и госпиталя. Ведь в армии сражения за женское внимание разворачиваются не менее ожесточенные, чем бои на позициях.
- Скажи мне, шери, я у вас надолго? – был еще один животрепещущий вопрос, который француз не мог не задать. – Тот суровый тип со скальпелем меня вытащил, спасибо ему. Но когда он меня выпустит?

+3

8

Жалости к погибшему супругу Райдли в голосе Люка не было, впрочем девушка и не слишком рассчитывала её там обнаружить. Говоря откровенно, даже для неё самой призрак мужа всё чаще оказывался подёрнут безжалостной дымкой времени,  а глухая, царапающая душу тоска стала теперь какой-то безадресной и казалось, относиться уже не к одному конкретному ушедшему человеку, а к опостылевшей Африке... К бесконечной чужой боли, смерти... к самой войне.
- Не о чем жалеть, Люк. - Слёзы постепенно высохли, голос сестры звучал мягко и чуть устало. Собственные слова удивили её тем больше, что были правдой. - Он всего лишь стал одним из... частью толпы тех, что уходят каждый день... и чем жалеть... лучше убрать с лица земли побольше немецких шавок. Может быть среди них будет и тот кто поднял руку на моего мужа. 
"Я не знаю что с моими..." - Сказано буднично, совсем ровно, будто о погоде, да только в глаза совсем не смотрел ей нынешний дорогой сердцу собеседник. Вот оно, то самое в чём юная Баффо всегда обыгрывала де Буасси... остряк никогда не умел ей врать. Как часто это становилось предметом детских насмешек и девчачьей гордости, а теперь... время-время... за что ты нас калечишь.
- Люк... ты воюешь на нужной стороне. На своей стороне... - Коснувшись щеки попыталась заставить мужчину всё же посмотреть на неё. - И уверена твой отец понял бы это... одобрил. Ведь ты в конце концов стал врачом. - С трудом заставила себя улыбнуться. - И помогаешь излечить Европу от тяжёлой болезни. Фашизм называется. А что до информации... я могу для тебя что-нибудь сделать? Отправить письма например или...? - Это было беспомощным жестом, да, но за то искренним.
- Выпустят? - В голосе медички прорезалась былая врачебная строгость. - Не волнуйся, выпустят... не раньше и не позже, чем это станет возможно. Ты так и не ответил... может быть... морфий?

Оff: Покорнейше прошу извинить, не помню точно чем тогда снимали боль... кажется это был морфий.

Отредактировано Клэр Райдли (2012-08-23 17:59:44)

+3

9

- Маленькая пропагандистка, - де Буасси захотел рассмеяться, но вместо этого закашлялся. Наверное не стоило искушать судьбу нетерпением, и, едва выкарабкавшись с того света, разыгрывать из себя стремительно идущего на поправку героя. В висках заломило, и голос Клер истончился, пропадая за слоем «ваты» в ушах.
- Нет… морфий… не надо, - боль оставалась терпимой, а вот слабость становилась пугающей. – Поставь мне капельницу, шери, - продемонстрировал француз зачатки медицинских познаний. Что поделать, доктор де Буасси умудрился вбить их сыну, даже не смотря на активное нежелание последнего связываться с премудростями врачевания. - И вели мне спать.
Как-то по-дурацки все складывалось, после стольких лет встретить старую знакомую, подругу детства, ныне прехорошенькую женщину, между прочим. И не иметь возможности задушевно поболтать с ней.
- Обещаю тебе, через несколько часов ты получишь обратного прежнего Люка!
Остатки извечной национальной бравады все еще давали о себе знать.
«Несколько часов, ха-ха, скорее уж несколько дней… Ничего, бывало и хуже. Кому-то может быть хуже вот прямо сейчас. Например, тем парням с «Сандерденда».
- Ты передала мои координаты штабистам, Клэр? – снова забеспокоился он. Беспокойство, как ни странно, позволяло противостоять атакам слабости. Надолго ли. - Ты умная девочка, я знаю, что передала. Хотелось бы верить, что парней вытащат, и я заработал все свои дырки не зря.

+2

10

Девушка коротко вздохнула поднимаясь с кровати раненного. Мысли о собственной дурости посещали её сегодня с завидным постоянством, однако сейчас глядя на побледневшее лицо зашедшегося в кашле лётчика это были уже даже не размышления, а сухая констатация факта. Человек только что пережил свидание со смертью, а она тут устроила вечер воспоминаний. Эгоистка чёртова!
- Я ещё достаточно молода, Люк, чтобы измерять свою жизнь и благосклонность не часами, а днями... отдыхай.  - Коротко улыбнулась. Однако за де Буасси следовало бы всерьёз беспокоиться, если бы он так просто подчинился дружеской рекомендации Клэр. Разумеется, его прежде всего интересовала судьба самолёта и данных.
- Всё в порядке. Их спасут. Я тебе обещаю.
"Ховард не может не спасти."
- Ты начал таки разбираться в пользе капельниц. - Фыркнула почти весело. - Поздравляю. - Девушка развернулась собираясь принести всё необходимое для процедуры, но лицом к лицу столкнулась с давешней помощницей Джеймса.
- Клэр!
- В чём дело, Сью? - Прошипела Британка по английски тщетно пытаясь скрыть раздражение.
- Ты меня конечно прости... - обдавая жарким дыханием доверительно  зашептала Сью. - Что я тут прерываю твои амуры... но наш малорослик очнулся и беспрестанно зовёт некоего Колина. А если верить словам Ронни, то ты у вас с ним дошло до чаю... - Девчушка шутливо подмигнула.
"Господи, это не госпиталь, а деревня. Полная сплетен и смерти. Чумная деревня."
- Ох... хорошо... я сейчас подойду к нему. Поставь господину де Буасси укрепляющую капельницу и проследи, чтобы его не будили. Обернувшись перешла на французский.
- Люк, извини... больному плохо... я ещё приду. Ты спи... Спи. - Нет, на сей раз улыбка вышла всё же кривоватой.

Отредактировано Клэр Райдли (2012-08-30 21:48:36)

+2

11

Люк послушно закрыл глаза. Сон уже ждал его, топтался на пороге сознания, ожидая, пока человеку надоест спорить с собственным естеством. Появление Клэр, - такое неожиданное и чудесное, - уносило мысли де Буасси в прошлое, во времена его детства, в Марсель.

Разоряя гнезда чаек, ребятня забиралась на прибрежные скалы, потом подолгу валялась на камнях, подставляя лица солнцу и слушая рокот прибоя. Море было выписано нежной лазурной акварелью, широкие мазки кисти великого художника, имя которому природа, у самого горизонта смешивали воду с небом, переливая глубину в высоту, пронзительную и прозрачную.
- Я буду летчиком, - обещает Люк, таращась в небеса и мечтательно покусывая травинку.
- Ты будешь врачом, - хихикает Клэр, с неодобрением рассматривая свежие царапины на острых коленках. 
- Вот еще!
Мальчишка поднимается, и решительно направляется к обрыву. Под ногами редкие кустики пожухлой травы, чудом прижившиеся на скалах, а потом, очень далеко внизу, пена прибоя. И легкое головокружение от высоты, одновременно пугающей и манящей.
- Не лезь туда, сорвешься!
Но разве можно послушать девчонку? Никогда!
- Полундра!
А вот и Анри, а руках у него добыча, а над головой чайки, не хуже мессеров пикирующие на похитителя. Птицы налетают на утес, мстительные и злые, Люк слышит их крики, чувствует хлопки крыльев, быстрые и ломкие, у самого лица, и, захваченный чужим полетом, внезапно теряет опору…

Притащившая капельницу Сью всмотрелась в бледное лицо спящего и сразу заподозрила неладное. Стащила с раненного покрывало, глянула, как по белизне свежих бинтов стремительно расползается алое пятно, и помчалась звать врача. Но не так-то просто угнаться за смертью, когда она приходит взять свое по праву.
Через четверть часа доктор Хант с мрачным остервенением отмывал руки под жидкой струйкой сочащейся из крана воды. Злился он не потому, что «вот и еще один солдат умер», они на войне все же. Скорее потому, что в случае с де Буасси Джеймс до последней минуты был уверен, что вот этого он вытащил…

+2


Вы здесь » Война в пустыне » Поля сражений » Привет из прошлого


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC