Война в пустыне

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Война в пустыне » Поля сражений » Проблемы снабжения


Проблемы снабжения

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Действующие лица: Дитрих фон Борк, Герхард Лемм
Время действия: 10 марта 1942
Место действия: Дерна, штаб
Краткое описание: Командование 15-й танковой дивизии разрабатывает план, как заманить в ловушку англичан, мешающих перемещению конвоев со снабжением. И привлекают для этой цели разведывательно-диверсионную группу. Командир «брандендуржцев» прибывает в расположение штаба дивизии, чтобы получить указания.

Дополнительная информация:
Дерна - город в Ливии. Расположен на побережье Средиземного моря, в исторической области Киренаика.
http://s1.uploads.ru/t/lpGom.jpg

0

2

Последние пару недель жизнь в Дерне все больше напоминала курортно-санаторный отдых. Наконец-то измотанной в боях 15-й танковой дивизии, которую то и дело кидали в самое пекло, дали возможность побездельничать. День на пляже, вечер в кабаке, примерно такое расписание было у большинства солдат и офицеров в эти дни. Благоприятную в целом обстановку скрашивало и наличие в городе военного госпиталя, что означало несколько сотен молоденьких медсестер, вокруг которых роем вились истосковавшиеся по женскому обществу бойцы Африканского корпуса.

Впрочем, в штабе было не до веселья, работа для его офицеров находилась всегда. Лемм служил в отделе Ib ответственном за снабжение и сегодня с раннего утра был на ногах. Все последние дни они совместно с оперативным отделом разрабатывали план, как обезопасить свои маршруты снабжения. Гауптман скромно настаивал на обычном усилении сопровождающего конвоя, однако майор Михель, проникнувшись всей серьезностью проблемы, выступил инициатором проведения целой карательной операции. С привлечением отряда из некоего учебного полка "Бранденбург". Поначалу Лемм отреагировал скептически, слово "учебный" доверия не вызывало, однако посмеивание майора дало понять, что отряд этот не так уж прост. Позже Герхард навел справки, и, признаться, впечатлился.

Но вернемся к утру 10-го марта. Выпуская из легких сигаретный дым, гауптман сидел в своем кабинете за письменным столом и слушал оберлейтенанта Гроссе, рассказывавшего о последствиях прошедшего на днях ливня. Ливни в Африке были вовсе не такими, как в Германии. Тут не просто обувь промочишь, тут трусы выжимать будешь, и, возможно, это единственное что у тебя останется.

- Представь, эти умники обосновались в пересохшем русле, вместе с грузовиками. Дескать, там свежее.

Герхард усмехнулся уголком рта, в котором была зажата сигарета. В этой проклятой Ливии он служил уже год и концовку рассказа предвидел.

- Ну, их к чертям и смыло, - продолжил Гроссе. - Сами еле спаслись. А технике каюк, - развел руками. – Нашли в трех километрах от места, механики сказали, восстановлению не подлежит. Вот так. Ладно, Герд, я побежал. Спасибо за сигареты.

Оберлейтенант козырнул на прощание, и Лемм его поторопил:

- Проваливай уже.

С Гроссе они были знакомы еще с Франции и поддерживали хорошие дружеские отношения. Герд был уверен, что тот на бесцеремонность не обидится.

Когда приятель ушел, гауптман затушил сигарету и продолжил работу над отчетом, который должен был передать начальнику отдела Ib сегодня к обеду.

0

3

Оберлейтенанту фон Борку не нравилась Африка. Сильно не нравилась. Удушающая жара, слепящее солнце, выматывающий ветер, вездесущий песок - в ботинках, на зубах, даже, простите, в трусах. Сильная нехватка воды, любая царапина моментально загнивает. Последние обстоятельства вызывали наибольше раздражение у педанта и аккуратиста фон Борка, привыкшего быть постоянно гладко выбритым. Пожалуй придется все таки обрастать бородой, как местные "африканеры" из корпуса. Вот ей-же ей, но сейчас сырые болотистые леса Белоруссии вспоминались чуть ли не с умилением. Сказал бы кто полгода назад - Дитрих рассмеялся бы тому сказочнику в лицо. Вызов к нынешнему начальству положительных эмоций не добавил, а лишь усилил чувство раздражения. Ягд-команда "Форбек" под командованием фон Борка была прикомандирована к штабу 15-й танковой дивизии DAK и оберлейтенант пережил сегодня крайне неприятный разговор с майором Михелем. Шайзе, придется теперь работать пастухами при этих тыловых крысах. Стреляют в них видите ли. Все попытки объяснить, что наиболее выгодная тактика борьбы с такими налетами это встречные патрули и уничтожение легких сил противника еще до того, как те атакуют конвои, понимания не встретили. Майор был непреклонен и даже попытался поднять фон Борка на смех.
- Что, это слишком трудная задача для "брандербуржцев", оберлейтенант?  - с наглой усмешкой заявил майор. Фон Борк в ответ лишь поиграл желваками.
- Вам ясен Ваш приказ, оберлейтенант?
- Так точно, герр майор! - рыкнул Дитрих.
- Отлично, тогда получите эти предписания и отправляйтесь получите бронетранспортеры и снаряжение, после чего явитесь к гауптману Лемму, начальнику отдела снабжения, поступите в его распоряжение. Свободны.
- Яволь, герр майор!  - проорал фон Борк, молодцевато отдал честь, лихо, как на плацпараде повернулся кругом, и строевым шагом покинул кабинет майора. Все помещение штаба оберлейтенант прошагал с каменным выражением лица и лишь оказавшись на крыльце выдал такое....Изреченная многоэтажная конструкция больше подошла бы пьяному матросу из какого-нибудь притона в Гамбурге, чем 12-му барону фон Борку цу...и так далее. Рядом с лейтенантом материализовался, словно вырос из под земли, унтер-офицер Шмульке. Заместитель, ординарец, вторая тень фон Борка. Они были вместе с 40-го года, прошли Грецию и Крит и именно Шмульке вытащил раненого лейтенанта тогда в Белоруссии. Пожалуй, их можно было назвать даже друзьями.
- Герр оберлейтенант?  - весь вид унтер-офицера являл собой вопрос.
- Дерьмо. Представляешь, Отто, нам придется быть пастухами у этих ослов из группы снабжения. Шайзе!
На лице унтера пробежала трудноописуемая гамма различных эмоций, демонстрирующая отношение старого опытного солдата к начальственной дури. Шмульке молчал, ожидая продолжения.
- Для начала надо получить по этим предписаниям снаряжение. Я рассчитываю на тебя, Отто. А я пока пообщаюсь с командиром обозников.
- Не волнуйтесь, герр оберлейтенант, все будет в лучшем виде., - Шмульке взял предписания и снова словно растворился в воздухе. На душе фон Борка стало немного легче. Теперь можно быть уверенным - группа получит все и даже больше. У Отто Шмульке был непревзойденный талант общаться с различными снабженцами.
Лейтенант одернул куртку, поправил кепи, сделал несколько глубоких вздохов, успокаиваясь, и снова вошел в здание штаба. Уточнив у дневального расположение кабинета гауптмана Лемма, фон Борк прошел в указанном направлении  и решительно постучал в дверь кабинета. Дождавшись разрешения, он широко распахнул дверь, вошел в кабинет и прямо с порога отрапортовался:
- Герр гауптман, оберлейтенант фон Борк, командир ягд-команды "Форбек", 800-ый учебный полк. Прибыл в Ваше распоряжение!


off: насколько я помню, Железный крест носился на шее, на ленте, при любом мундире?

+2

4

off: да

Для молодого офицера работа в штабе могла казаться не самой увлекательной частью службы: слишком много бумаг, слишком много указаний и слишком много командующих тобой "умников", возрастом старше едва ли не в два раза. Однако неоспоримый плюс пребывания здесь все же имелся. Этим плюсом был  спасающий от изнуряющей жары вентилятор, который стоял в углу комнаты возле выхода на балкон. «Вот бы кто еще от изнуряющей работы спас, - пронеслась в голове мечтательная мысль».

Герхард больше часа набивал отчет на печатной машинке (этот процесс всегда отнимал у него уйму времени). Закончив, наконец, страницу, он размял шею, плечи, и затем, поднявшись из-за стола, направился к комоду, где стоял кувшин с водой. Плеснул себе в стакан воды и, сделав глоток, остановился взглядом на противоположной стене. Прямо напротив весел протрет фюрера, облаченного в парадную форму. Обожаемый вождь строго смотрел ему в глаза, словно заставляя вернуться к работе. Однако Лемм ему все же «отказал». Сделав второй глоток и осушив тем самым стакан, он отвернулся от портрета, планируя выкурить сигаретку и только после этого продолжить работу над отчетом.

Но в планы вмешался стук в дверь.

- Войдите, - незамедлительно ответил громким голосом и пошел обратно к письменному столу.

На пороге появился офицер, с которого, как показалось Герхарду на первый взгляд, и рисовались все те многочисленные плакаты, открытки и почтовые марки, изображавшие идеальных арийцев. Высокий голубоглазый блондин, с Железным крестом, аккуратный и подтянутый. Лемм на фоне него выделялся разве что погонами. Фуражка лежала на краю стола, китель весел на спинке стула. Из-за жары он ходил в рубашке с коротким рукавом и верхнюю пуговицу никогда не застегивал. Словом, сошедшим с картинки никак не назвать.

Но как бы то ни было, внешне никаких комплексов гауптман не проявлял и под суровостью гостя не дрогнул. Во всяком случае, тот выглядел не суровее, чем ребята из гестапо, вот с кем действительно дел иметь не хотелось. Услышав фамилию офицера и «800-й учебный полк», Лемм сразу понял, зачем к нему пожаловали.

- А-а, фон Борк, - приветственно протянул Герхард и жестом показал проходить, дабы тот не стоял в дверях. – Проходите, я вас ожидал. Майор Михель изложил вам суть проблемы? Смотрите, - гауптман, посчитав нужным произвести самостоятельный инструктаж, подошел к большой карте, развернутой на специально предназначенной для этих целей доске, пододвинутой вплотную к одной из стен, той, где стоял и комод с кувшином. На карте был изображен весь Средиземноморский фронт. – Из Италии идут все наши корабли со снабжением. Сюда, - он показал на Триполи, - и сюда, - на Бенгази. - Сейчас это наши главные распределительные базы. Наша задача брать оттуда груз, чаще всего это топливо, и перевозить к местам расположения войск, а также к складам, оборудованным на маршрутах их продвижения. Не будет топлива – армия встанет, не будет боеприпасов – сдастся. Немецкий солдат с голыми руками пешком через пустыню воевать не пойдет. Надеюсь, вы это понимаете. Флажками, - он указал на красного цвета бумажные флажки, натыканные по карте, некоторые из которых не были привязаны ни к населенному пункту, ни к основным дорогам, - обозначены наши склады. Как видите их не мало. И томми всегда нацелены на них. Конечно, они обороняются, либо надежно укрыты от глаз, поэтому часто цели переключаются на конвои снабжения. В этой области от Адждабии до Мартуба мы потеряли уже более пятидесяти грузовиков. Патрули англичан, переодеваясь в немецкую форму, проникают на нашу территорию и устраивают засады возле дорог. У них крупнокалиберные орудия, взрывчатка, мины. В декабре они изрешетили наш обоз вместе со всем личным составом, тела в кровавом месеве было не опознать. В прошлом месяце в общей сложности ими было уничтожено двенадцать наших грузовиков. А топлива на самом деле не так уж и много, чтобы позволять англичанам подобные операции. Поэтому я и обратился к командованию, чтобы мою группу усилили, и мы могли давать отпор. В итоге пообещали прислать вас, чтобы избавиться от патрулей вовсе.- Изложив свою историю, гауптман посмотрел на фон Борка. – Какими силами располагаете, оберлейтенант?

+1

5

Гауптман оказался высоки сухощавым молодым мужчиной, темноволосым, кареглазым с располагающим лицом. Не тратя времени на лишние разговоры, он сразу прошел к карте и коротко, но весьма емко, обрисовал сложившуюся ситуацию. Ситуация была невеселой. Цепочка разбросанных по пустыне перевалочных складов и тонкий ручеек конвоев, перемещающих между этим пунктами все необходимое. Идеальные условия для нападающих. Как в таких условиях обезопасить линии снабжения? Задачка становилась интересной и бросала вызов профессиональной гордости "брандербужца". Фон Борк внимательно изучал закрепленную на доске карту и напряженно думал. Постепенно в голове лейтенанта начали вырисовываться контуры будущей операции. Но сначала требовалось кое-что дополнительно обсудить с гауптманом. В этот момент как раз последовал вопрос Лемма о наличных силах группы.
Фон Борк незамедлительно ответил:
- У меня в группе 12 человек, герр гауптман, люди опытные, почти все прошли Грецию, Крит и русскую компанию. Кроме того в наше распоряжение выделили три "Ханомага" и дополнительное вооружение. У меня в свою очередь будет к Вам несколько вопросов. Во-первых - есть ли в движении конвоев какой то конкретный график? Во-вторых - используются ли при движении конвоев строго определенные маршруты или каждый раз маршрут выбирается заново перед выходом конвоя? И в-третьих - с какого направления чаще всего происходят нападения "томми" на конвои? Командование дивизии хочет, чтобы мы просто тупо сопровождали конвои на переходах, но по моему мнению это полная ерунда. Обеспечить все конвои сопровождением мы не сможем физически, в то же время "томми" просто могут пропустить конвой с охраной и напасть на другой. Лучшим выходом были бы встречные патрули и перехват противника еще на дальних подступах. В идеале - наладить связь с авиаразведкой и атаковать английские группы по наводке с воздуха. Но, как я понимаю, в данных условиях это невыполнимо. Поэтому единственным действенным вариантом остается вариант конвоя-ловушки. И отсюда у меня будет еще вопрос - есть ли возможность выделить один-два грузовика для изготовления машины-ловушки? Вспомним опыт борьбы с подводными лодками. Я видел в техническом парке несколько поврежденных итальянских танкеток и бронемашин. Если использовать бронелисты с них, то можно изготовить несколько откидных бронебортов, обшить ими машины, а в кузовах смонтировать пулеметные турели. Тогда ситуация видится мне следующим образом: мы формируем конвой-ловушку. В состав конвоя включаем один "Ханомаг" и грузовики-ловушки. Два "Ханомага" мы выделяем в засадную группу, которая идет в стороне от конвоя с таким расчетом, чтобы при необходимости быстро подойти к месту атаки. Конвой надо пустить в рамках стандартного графика движения, чтобы он не вызвал подозрения. В случае атаки "томми" "Ханомаг" из состава конвоя и грузовики-ловушки открывают огонь на поражение, одновременно идет сигнал на два других "Ханомага" которые берут атаковавших англичан в клещи и уничтожают. Работать придется быстро, чтобы быстро уничтожить английских диверсантов. Если им удастся уйти, то второй раз на такую ловушку они уже не попадутся. Если мы сможем перебить одну-две группы "томми", то избавимся от атак по крайней мере на пару месяцев, пока они будут разбираться что случилось. Что скажите, герр Гауптман?

+1

6

Гауптман задумался, оценивая силы. С одной стороны 12 человек не так и много, с другой, если каждый из них, как этот оберлейтенант, тогда один "брандербуржец" будет стоить порядка десятка (а может и больше) тех желторотиков, что присылались для пополнения Африканского корпуса. Не секрет, что опытные солдаты ссылались теперь на восточный фронт, ставший для ОКВ приоритетным, ну, а африканцы довольствовались, чем придется. Понятно, что на этом фоне, такие как фон Борк считались едва ли не подарком, посланным с небес. И три "Ханомага". Что ж очень хорошо.

"Крестоносец" тем временем демонстрировал деловую хватку и не стеснялся задавать вопросы. Такие офицеры нравились Герхарду. Только полная самоотдача позволит им победить.

- Графика нет, мы не электричка, - принялся отвечать на вопросы "бранденбуржца", - есть план "куда, сколько и когда". Допустим, в следующий вторник я могу быть в совершенно другом месте, нежели сегодня. Используемый маршрут - кратчайшая дорога, проявлять изобретательность в этом вопросе возможности нет. В этой чертовой пустыне не так уж и много дорог, а по пескам грузовики не проедут, увязнут, здесь и танки не везде проходят. Единственное шоссе - на севере, - он показал на карте Виа Бальбо, растянувшуюся вдоль средиземноморского побережья от Триполи до Бардии. - Остальное, - подобрать слово, характеризующее местные тропы по которым ходил их транспорт, оказалось непросто, - я не знаю, вероятно, они за века протоптались верблюдами. - Вернувшись к карте, Лемм показал пунктирные линии, соединявшие между собой редкие населенные пункты южнее побережья, - по этим дорогам техника также перемещается, а вот за их пределами проехать можно далеко не везде. В общем, сами все увидите, можете интереса ради прокатиться. Что до "томми", - гауптман перешел к последнему вопросу, - они окопались в нашем тылу слишком глубоко, поэтому тяжело сказать с какого направления атаки. Разве что со стороны Триполи никаких атак не было, но это и понятно, все наши силы сейчас сосредоточены здесь, в Киренаике. Последний раз конвой был атакован по направлению к Эль Мечили. "Томми" не идиоты, выбирают для засад часть дороги ограниченную по обеим сторонам барханами, поэтому заметить их за ними практически невозможно, а потом с более высокой позиции обстреливают грузовики и удирают через пустыню. Как мне кажется, они проникают к нам с юга, больше вариантов не вижу, на востоке линия фронта, на севере море.

Мнение оберлейтента, что лучшая защита это нападение, Лемм разделял всецело. Британские крысы, окопавшиеся у них в тылу, испили немало крови, и вытравить их было святейшим долгом.

- Согласен, - кивнул офицер, - к каждому конвою боевое подразделение не прицепишь, они нужны для других целей. Но я хочу поймать несколько этих ублюдков и вызнать местоположение их базы, чтобы накрыть разом крысиную нору. Предложение ваше мне нравится, оберлейтенант. С авиаразведкой отношения наладить можно, но есть проблема, у нас очень много вражеской трофейной техники, большинство из которой до сих пор без нужных опознавательных знаков, лучше будем держать их на связи, чтобы к двум «Ханомагам» был «Мессер», готовый вылететь на указанные координаты и преследовать по пустыне «томми». Договориться с люфтваффе  я беру на себя. – Герхард вернулся за свой письменный стол и прежде чем взяться за телефон, уперся руками в столешницу и обратился к фон Борку: - Сколько понадобится времени на обшивку грузовиков бронелистами? – контроль за выполнением этой части работ гауптман планировал доверить «бранденбуржцу».

+2

7

- Если не будет проволочек с выделением грузовиков и если договоримся с ремонтниками - двое суток. Можно быстрее, но тут лучше не спешить, нам нужно чтобы грузовики-ловушки не выделялись на фоне обычных машин. Придется повозиться с имитацией брезентовой обшивки кузовов. Но это все решаемо. Сложнее другое - если Вам, герр гауптман нужны живые "томми". Насколько я успел понять - народ в этих Патрулях серьезный, подготовка у них хорошая. Одной моей группы и для организации засады и для поимки пленных будет мало. Нужен будет еще хотя бы пехотный взвод. С учетом того, что Вы только что рассказали, план действий мне видится таким: мы готовим два грузовика-ловушки - обшиваем броней и монтируем в кузовах пулеметы на турелях, с Вашей стороны грузовики и договоренность с ремонтниками, с моей - оборудование машин. Взвод пехоты я запрошу у штаба сам. Вы готовите "подставной" конвой. Как я уже сказал, в нем пойдут два грузовика-ловушки и один "Ханомаг" с пулеметами. На грузовики и "Ханомаг" я дам из своих по одному пулеметчику. Остальные люди в экипаже - солдаты из приданного взвода. Я с основной частью группы буду на двух оставшихся "Ханомагах", плюс одно отделение пехотинцев из того же взвода.  Мы будем двигаться на удалении полукилометра от основной колонны, маскируясь за барханами и стараясь держаться по линии коновой - Триполи, чтобы было меньше шансов попасть "томми" на глаза раньше времени. В случае атаки на конвой, с него подадут сигнал. Причем продублируем сигналы и радиосвязью и сигнальными ракетами. Получив сигнал об атаке я с основной частью группы и пехотинцами быстро выдвигаюсь к конвою, чтобы взять англичан в клещи. Постараюсь добыть один "Ханомаг" с пушкой, тогда мы обеспечим огневое подавление английской группы. Самый трудный момент - захват языков. нужно будет провести дополнительный инструктаж со всеми солдатами непосредственно перед выездом конвоя.  И было совсем хорошо провести хоты бы две-три тренировки всего личного состава по выдвижению группы и выполнению охвата, чтобы точнее оценить потребное время и допустимую дистанцию между основной колонной и ударной группой. С учетом всего вышесказанного нам понадобиться на организацию засады не меньше недели.

+1

8

Лемм, конечно, понимал, что к вечеру с таким заданием не управиться, и он, соглашаясь, кивнул, когда фон Борк заговорил про двое суток. Однако, как вскоре выяснилось, оберлейленант не стал ограничиваться этим сроком. И увеличил его до недели, а то и больше. Этот вариант Герхарда уже не устраивал, и недовольство открыто читалось на его лице.

- На следующей неделе в Триполи прибывают два танкера, и у меня не будет времени мотаться по пустыне в поисках «томми». Даю вам четыре дня, оберлейтенант, - назвал свой срок, в который нужно было уложиться, - не больше.

По тону гауптмана можно было понять, что спорить и торговаться, как арабский торговец, он не собирается. Офицер опустился на стул, выровнял бумаги, которые раздуло вентилятором, и продолжил:

- Чтобы захватить языков, приоритет должен быть на уничтожении техники, а не живой силы. Без транспорта они далеко не убегут. Вероятно, среди них будут раненные. В таких обстоятельствах разумнее сдаться.

Лемм не считал, что это сложнее, чем перебить всех англичан до единого. Главное было создать врагу такие условия, при которых дальнейшее сопротивление будет бесполезным, и тогда он сам сложит свое оружие. Именно так они воевали во Франции и здесь, в Северной Африке, - не добивая вылезающих из горящего танка солдат. И изменять своим принципам Герд не собирался, как бы сильно не насолили ему патрули.

Прежде чем отпускать «бранденбуржца» Лемм вновь обратился к нему:

- Пехотный взвод. В моем распоряжении почти семьдесят человек. Я понимаю, отряд снабжения - это не боевое подразделение, но все же они солдаты и пехотный взвод заменить в состоянии.

Тут он оставлял оберлейтенанту возможность решать. Если ему удастся выпросить у штаба опытных вояк, Герхард возражать не будет. А если же это будет такая же не нюхавшая пороха поросль, необходимая исключительно для массовки, то смысла в лишней суете, по мнению гауптмана, не было.

+1

9

Четыре дня? Шайзе...Тут и недели по хорошему мало. Этот гауптман Дитриху просто руки выворачивает, но, похоже, спорить с ним бесполезно. И 70 снабженцев. Нет уж, лучше взять взвод из комендантской роты или фельджандармов. Толку будет куда как больше. Четыре дня так четыре дня, значит поворачиваться всем придется в разы быстрее.
- Что ж, герр гауптман, четыре дня, конечно, маловато для качественной подготовки, но раз так складываются обстоятельства - будем укладываться в четыре дня. - фон Борк постарался своим видом не выказать и тени недовольства. - Тогда не будем терять времени. Свяжитесь с ремонтниками, готовьте грузовики. Я отправляюсь к командиру комендантской роты и постараюсь получить взвод его людей. Из линейных сил нам, конечно же, никого не дадут. К этому времени мои люди должны будут уже получить "Ханомаги" и вооружение и мы займемся подготовкой грузовиков. Если у Вас есть возможность выделить нам в помощь своих солдат - давайте всех кого можно. Время нас поджимает. Да, по поводу грузовиков - желательно чтобы это были трехосные машины с максимально мощными моторами. Броня прилично весит, а машины должны будут идти со скоростью колонны без отставаний. И на них будут нужны самые опытные и стойкие водители. Им придется четко выдерживать курс под обстрелом, если они начнут вилять это собьет прицел стрелкам в кузовах. Для нас это недопустимо. Своих людей Вы знаете лучше, так что подберите необходимые кандидатуры. А теперь разрешите идти, герр гауптман!

+2

10

В распоряжении гауптмана были стандартные грузовые опели производства фатерлянда, поэтому получив задачу, достать трехосные машины, он призадумался, ведь достать их ему придется, с учетом собственных же ограниченных сроков, сегодня. Крупповские тягачи казались вариантом, либо же стоило потратить время и отыскать английские трехтонки, вполне возможно таковые могли оказаться среди захваченной в ходе последнего наступления трофейной техники.

Как бы то ни было, свою часть работы Лемм всегда выполнял ответственно, и на этот раз исключение делать не собирался. Поэтому он утвердительно кивнул и ответил:

- Я понял, все будет. - И отпустил фон Борка, чтобы тот не терял времени и занимался делом, - можете идти, оберлейтенант. Сегодня пришлю вам людей и технику.

***

Завершив работу над отчетом, Герхард, как и предполагалось, остаток дня провел за поисками грузовиков. Сами поиски, впрочем, отняли не так много времени. В распоряжении роты моторизованной пехоты, стоявшей у Мартуба, числилось несколько захваченных транспортов, которые бросили отступавшие англичане, среди них были как раз два шестиколесных Остина. Больше времени потребовалось на улаживание бюрократических процедур и, собственно, на дорогу от Дерны до Мартуба и обратно, отнявшую порядка двух часов. К возвращению гауптмана группа механиков из его отряда уже была отозвана из увольнительной и направлена в распоряжение фон Борка. Ближе к вечеру приехали и грузовики. Герхард ехал в кабине одного из них, желая лично обкатать «британский подарок», и в целом, несмотря на чересчур сильный шум мотора, остался доволен, шестиколесная трехтонка и без бронелистов производила внушительное впечатление. Приказав по прибытию водителям ждать, гауптман отправился за «бранденбуржцем».

***

- Полный привод, 6-цилиндровый бензиновый двигатель, 85 л.с., - Герхард проводил «презентацию» английских грузовиков, на бортах которых уже красовались германские кресты. – Пока ехали, разогнались до 72 км/ч, но думаю это не предел, на шоссе выдаст больше, - улыбнувшись, он похлопал по капоту. Своей находкой Лемм явно был доволен, по техническим характеристикам вражеские Остины превосходили отечественные Опели и казались отличным вариантом. Кто знает, возможно, сыграет и психологический момент, и англичане не сразу откроют огонь по собственным грузовикам. Пускай обстреливают подставные.

- Ну, а у вас как обстоят дела? – поинтересовался у оберлейтенанта, на плечи которого легла бОльшая часть подготовительных работ. – Если что-то еще будет от меня нужно, смело обращайтесь. – Еще раз взглянув на крест «брандербуржца» Лемм усмехнулся собственным же словам, смелости, надо полгать, у этого парня было не занимать. – Черт возьми, фон Борк, я жажду послушать истории о ваших подвигах. Да и за знакомство мы еще не выпивали, это не правильно.

+2

11

Покинув кабинет гауптмана, Дитрих сразу отправился на поиски верного унтера. И снова, как впрочем и всегда, Шмульке вновь материализовался почти под самым носом лейтенанта из воздуха. Временами эта способность унтера вызывала раздражение (в глубине которого лежала самая обычная зависть), но сейчас было не до этого.
- Что удалось добыть, Отто? - перешел фон Борк сразу к делу.
- Практически все, герр обер-лейтенант, - ответствовал Санчо-Панса в "пустынке", - три "Ханомага", два с пулеметами, один с 20 мм зениткой, все бронетранспортеры с водителями и все с рациями, восемь MG-34 с большим запасом патронов и....тара-ра-пам-пам! Противотанковое ружье "Солотурн" 20мм калибра. Я имел дело с таким в Греции, отличная вещь, с одного выстрела остановит любой грузовик. И приличный запас патронов к нему. С таким арсеналом нам любой "пустынный патруль" по плечу.
Унтер выглядел весьма довольным и было отчего.
- Отлично, Отто! Могу представить, как рыдали складские крысы после твоего ухода, уверен, ты вытряс из них куда больше! - Дитрих с веселой ухмылкой подмигнул унтеру.
- Хотя радоваться пока рано, - посерьезнев продолжил барон, - у нас куча дел, гауптман-снабженец дает нам на все-провсе всего четыре дня. Так что времени в обрез. Я сейчас отправлюсь в штаб и вытрясу из комендантской роты взвод нам на усиление, Курта надо будет отправить в расположение ремонтников. Гауптман выделит нам два грузовика - их нужно превратить в машины-ловушки: обшить борта броней и установить внутри пулеметы. Для тебя же, Отто, у меня как всегда самая веселая часть. Сейчас ты возьмешь два "Ханомага" с самой мощной рацией и половину группы и пройдешь по нашему будущему маршруту, вот смотри...
Барон извлек из планшета карту и быстро по памяти отметил точки будущего маршрута.
- Постарайся оценить места, наиболее удобные для атак томми. Даю тебе на это два дня, за это время мы подготовим машины. После твоего возвращения проведем хотя бы пару тренировок и на охоту.
- Понял, герр обер-лейтенант, - Шмульке тоже стал серьезен, - я Хасана заберу с собой?
- Конечно, тебе проводник и толмач нужнее, а здесь из него работник все рано никакой, давай, удачи!
- Яволь, герр оберлейтенант, - Шмульке козырнул и опять растворился.
Вот дьявольщина, ну как он умудряется вот так двигаться? Шайзе, хорошо хоть он воюет за нас, а не против...Эту мысль барон додумывал уже на ходу, направляясь к командиру комендантской роты. Требование оберлейтенанта не вызвало у того энтузиазма, но Дитрих надавил авторитетом начштаба дивизии и гауптман "комендачей" в итоге сдался. Так барон получил под свою команду 28 человек, вооруженных МП-38, под командованием унтер-офицера Марка Мюллера. Этих людей он тут же передал под командование капрала Курта Ольсена, главного механика группы и отправил их всех демонтировать бронелисты с подбитой итальянской техники.
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Закончив с этими проблемами Дитрих вернулся к Лемму. Тот тоже не терял времени даром и теперь с некоторой гордостью демонстрировал отобранные для операции грузовики, нахваливая их словно продавец покупателю. Машины и правда были хороши.
- Ну что ж, герр гауптман, отличный выбор. Машины можно отправить в парк, мои люди там уже демонтируют бронелисты. Взвод из комендантской роты я тоже смог получить, так что у нас еще 28 человек плюс к моим молодцам. Думаю, этого нам хватит. Плюс неплохой набор оружия, 11 пулеметов, противотанковое ружье и 20мм автомат. Кроме того я отправил группу своих людей с проводником из местных на рекогносцировку маршрута, так что к моменту выдвижения мы будем иметь просчитанные точки возможных атак.
Прозвучавшее предложение выпить за знакомство и рассказать "истории о подвигах" энтузиазма у барона не вызвали, но отказывать гауптману фон Борк счел неразумным, с тем еще предстоит работать, портить отношения ни к чему.
- Ну что ж, я только за. Надеюсь, герр гауптман, Вы станете моим Вергилием по местным местам отдыха? - барон улыбнулся Лемму....

+3

12

Дела, насколько мог судить гауптман из услышанного, шли отлично. У него даже промелькнула мысль, что вместо четырех дней они могли бы уложиться и в меньшее количество, однако с другой стороны подготовительные работы требовали тщательности и добросовестности, поэтому спешка могла навредить. Он ведь и сам до сих пор не связался с люфтваффе - не порядок. А впрочем, этот вопрос офицер планировал утрясти в ближайшее время. Быстрее чем они с фон Борком напьются за знакомство.
Герхард усмехнулся на сравнение с Вергилием, заставившее вспомнить школу (с тех пор что-то из классики он сроду не открывал), и ответил:
- На самом деле их в этой дыре не так уж и много. Не Париж, стоит признать. Но одно хорошее местечко покажу.
«Хорошее местечко» располагалось на одной из улиц, прилегавших к центральной, не так далеко от здания, в котором размещался штаб дивизии. Район этот был построен итальянцами и представлял собой типичную колониальную застройку - малоэтажные двух- максимум трехэтажные здания. В одном из них располагался небольшой, но милый ресторанчик, который с первых же дней пребывания в Дерне облюбовали практически все офицеры от ротных командиров до штабных шишек. Владела им пожилая итальянка по имени Симона, муж которой, по ее же словам, умер еще до начала войны.
Все это Лемм рассказывал бранденбуржцу по пути. К тому времени, когда они перегнали грузовики и раздали указания людям, на улице заметно потемнело и стало прохладнее. В пору было вспомнить о кителе, который в дневное время валялся на заднем сидении кюбельвагена.
Музыка и голоса были слышны даже на улице. Офицеры вошли внутрь - типичный восточный интерьер без малейшего следа фешенебельности. Клубы сигаретного дыма, сдвинутые столы и гогочущие компании. В центре зала сцена, на ней арабская девушка, исполняющая танец живота под звуки флейты и ритмичное постукивание барабанов. Молодые офицеры с интересом наблюдали за ее выступлением и, подсвистывая, хлопали в ладоши.
- Нам сюда, - Герхард откинул в сторону импровизированную штору из бусин и, неуставно поприветствовав офицеров сидящих за столом, кинул фуражку на полку.
- Надо же, кто почтил нас своим присутствием, - один из офицеров, также как и Герхард носивший погоны гауптмана с розовой окантовкой танкистов, взглянул на вошедшего Лемма. А затем и на незнакомого оберлейтенанта.
- Макс Кирхнер, 8-й танковый полк, - Герд представил гауптмана, который был примерно того же возраста что и они. Тот, затягиваясь сигаретой, кивнул оберлейтенанту в знак приветствия. – С Максом мы учились вместе в танковой школе. Фридрих Гроссе, - представил следующего, на этот раз оберлейтенант, - вновь 8-й танковый. Вместе с нами с Франции. И Йохан Штибер, - наконец настала очередь последнего. Этот офицер выделялся формой летчика и возрастом был чуть постарше, погоны же носил также гауптманские. - 27-я истребительная эскадра. – Сейчас часть их самолетов базировалась на одном из аэродромов рядом с Дерной и за месяц знакомства они сумели более или менее сдружиться. Правда чаще он бывал в компании других летчиков, и Герхард удивился, почему на этот раз их ас один, но с вопросами пока лезть не стал.
- А это Дитрих фон Борк, - представил, собственно, бранденбуржца, - барон. Верно?
Услышав «барон» Кирхнер и Гроссе оживились, сами-то они были из простых рабочих семей, поэтому не удержались от вопроса стоит ли приветствовать барона реверансами. Впрочем, чтобы тот не обижался, быстренько поймали официанта и велели принести еще два пива.
- Герд обойдется, их пивом в штабной столовой поят, - сдал Гроссе, попавший намедни в штаб во время ужина.
- Что правда что ли? – не поверив переспросил Кирхнер. – Ах, ты засранец, хоть бы раз с друзьями поделился!
- Не так уж часто это бывает. – Попытался оправдаться Лемм. Хотя прекрасно знал, что кормят их даже получше, чем в штабе у Роммеля, по крайней мере, так говорил один из его офицеров.
- Это вам к итальянцам надо, судя по тому, что я видел, кьянти входит в состав их пайка, - примирительно высказался летчик. Остальным оставалось лишь согласно вздохнуть и рассмеяться.
К этому времени официант в феске принес холодное пиво, и никто его вопреки шуткам отбирать у Лемма не стал. Вторую кружку поставили напротив барона.
- Откуда родом, герой? – перескочив с одной вечной солдатской темы (еды) на другую (география), Кирхнер обратился к фон Борку.

+3

13

Гауптман был абсолютно прав. Это был не Париж, далеко не Париж. Ах, Париж, Париж...Какой чудесный город. Как далеки сейчас его засаженные каштанами бульвары от этой занесенный песками дыры. Ну что ж поделаешь, такова судьба солдата и фон Борк выбирал ее сам. Следом за Леммом Дитрих прошел в небольшой ресторанчик, оказавшийся на удивление довольно уютным. Сдвинутые столики, веселые компании, танцующая на сцене девушка в экзотическом наряде - все это придавало ресторанчику какой то неповторимый колорит.
Дитрих с гауптманом прошли к одному из столиков и присоединились к сидевшей там офицерской компании. Герхард представил присутствующих. Дитрих заметил, как оживились за столом, когда упомянули о его баронстве. Кто то из компании решил пошутить на счет полагающихся в таких случаях приветствий. Хорошо, и мы пошутим. С каменно-серьезным выражением лица фон Борк процедил через губу:
- Реверанс был бы уместен, будь вы дамами, а так вполне достаточно глубокого поясного поклона со снятием головного убора...
Заметив, как вытянулись лица у сидящих за столиком, Дитрих тут же напустил на лицо одну из своих самых "компанейских" улыбок и со смехом сказал:
- Но, поскольку, все это ушло в прошлое еще во времена Веймара, достаточно просто сказать - привет, Дитрих.
Шутка несколько разрядила обстановку, к тому же кельнер принес пиво и фон Борк отдал должнео пенному напитку. Пиво оказалось вполне сносным. Добаварского ему было, конечно, далеко, но после той мерзкой солоноватой воды из опреснителей, которой поили армию в Африке, даже местное пиво казалось нектаром. За столиком тем временем начался обычный для такого времени и такой компании разговор. Собутыльники обсудили гастрономические вопросы и плавно перешли к разговорам "за жизнь". Сосед фон Борка по столику, кажется Кирхнер поинтересовался откуда Дитрих родом..
- Я из под Бранденбурга, господа, наше имение стоит там с 13-го века...
Дитрих снова отхлебнул от кружки, ожидая новых вопросов. Определенно, сегодня ему уготована роль ярмарочного медведя.

+1

14

- Всего лишь с 13-го? Пф, я-то думал. - Кирхнер изобразил досаду, будто бы рассчитывал услышать по крайней мере "со времен палеолита". Сидящие за столом рассмеялись, а ведь еще пару секунд назад явно были под впечатлением, Герхард даже попытался представить это имение, и в воображении нарисовался целый средневековый замок.
- А твое верденское имение с какого века? - закуривая, спросил Лемм у друга. Почему-то раньше они ни разу не обсуждали, кто в каком доме живет, хотя, разумеется, каждый из них вспоминал о нем едва ли не каждый день.
- Моё? Надо будет у фрау Крупп поинтересоваться, но выглядит довольно дряхлым, - Макс усмехнулся. Заставить его комплексовать было нереально. - Мы с Эдит снимаем квартиру, это жена моя, - пояснил для Дитриха и продолжил: - квартира, как квартира, однако прямо под нашими окнами находится роскошнейший сад. Эх, сейчас там наверняка вовсю зеленеет, по весне он особенно хорош. А какой запах..., - мысленно очутившись в Вердене, Кирхнер вдохнул полной грудью, однако окромя сигаретного дыма, естественно, ничего не унюхал.
- Да, у нас в предгорьях Айфеля сейчас тоже красота, - подхватил настроение летчик. - Я там вырос - леса, озера, горы. У моего отца пекарня в Хёфене, уже три поколения семьи ей владеют, а я вот в летчики податься решил – романтика, что б ее. Впрочем, если тут не похоронят, может и вернусь. Запах свежего хлеба, - Йохан блаженно улыбнулся, - помню его с детства.
- А твой дом? – Герхард заинтересованно спросил у Гроссе, на что тот (видимо имея не лучшие воспоминания о доме), пожав плечами, ответил:
- Обычная квартира в Шарлоттенбурге. Я же не барон и отец у меня не генерал.
Герхард терпеть не мог, когда его попрекали отцом, а потому с удовольствием бы проигнорировал замечание Гроссе, если бы не продолживший тему Йохан, для него услышанное было в новинку.
- Твой отец генерал? Где он сейчас?
Лемм проклял мысленно Гроссе, а ведь такая хорошая тема была до этого.
- На восточном фронте, - ответил коротко, не вдаваясь в подробности.
Йохан сочувственно покачал головой. По всей видимости, и он считал войну с советским союзом ошибкой, но вслух произнести этого не решился. У Герхарда сложилось впечатление, что летчик его отца уже похоронил, а возникшая пауза была минутой молчания. На выручку как обычно пришел Кирхнер:
- Долго сопротивляться они не смогут, сейчас все лучшие дивизии отправляют на восточный фронт, летом Москва падет, - с уверенностью заявил танкист.
Хотелось в это верить, однако, провал первоначальной операции и слова отца, сравнивающие Гитлера с Наполеоном, не позволяли смотреть на вещи столь оптимистично, как делал это Макс.
- А ты как считаешь? – Герхард обратился к Дитриху, помня из личного дела, что тот перед отправкой в Северную Африку воевал как раз-таки с русскими, и его мнение должно быть объективнее мнения Кирхнера, наблюдавшего за событиями восточного фронта разве что по сводкам новостей, вещавшего здесь, в пустыне, радио.

+3

15

Участники застолья стали вспоминать свои родные места, лица мужчин сразу преобразились, черты стали словно мягче, в глазах появилось отсутствующее выражение...Сколько таких разговоров приходилось слышать Дитриху от Польши до России и всегда одно и то же. В какой то момент Дитрих поймал себя на мысли, что...завидует этим людям. И тому кто вспоминал свой сад и тому кто вспоминал свою пекарню. Воспоминания Дитриха были не столь приятны. Большой холодный дом, властная, строгая мать. Дитриху иногда казалось, что он уже родился взрослым - 12-м бароном фон Борком. Из всего детства единственным светлым пятнышком всплыл образ хохотушки Гертруды, полной, румяной женщины, бывшей его кормилицы. Оберлейтенант встряхнул головой, отгоняя невеселые мысли и сделал большой глоток пива. Тут разговор зашел об отце гауптмана Лемма. Хм...А Лемм-старший у нас оказывается генерал. Интересно. То-то Лемм-младший сидит в тылу на снабжении. Следует быть с этим парнем поосторожнее, кто знает куда ведут связи папаши-генерала. На старую прусскую знать в новой Германии посматривают настороженно, один неверный шаг и конец карьере. А это было бы чертовски обидно. И хотя мы и Абвер, но ссориться с Вермахтом не стоит. В этом время раздумья Дитриха нарушил вопрос гауптмана про Россию. Дитрих помолчал, подбирая слова, отхлебнул еще пива и сказал:
- Я пробыл в России недолго, всего около двух месяцев. Но будучи там, я все время вспоминал Фридриха Великого: "Русского солдата мало убить, его еще надо повалить". Старый Фриц был чертовски прав. Иваны очень серьезные противники, они упорны, настойчивы и дерутся как черти. Им не хватает выучки, организованности, но они быстро учатся, держатся за каждый кусок земли зубами. Думаю, что с ними придется еще много повозиться, прежде чем Германия перешибет им хребет.

+1

16

В итоге Герхард услышал примерно то же самое, что говорил отец после начала войны с русскими. Как раз в те дни, летом прошлого года, они и виделись в последний раз. Тогда Лемм-младший, получив долгожданный отпуск, приехал домой в Дрезден. Целую неделю им удалось пожить всем вместе, почти как в старые добрые времена, когда долг перед фатерляндом не разделял их тысячами километров. Мать, разумеется, радовалась больше всех и всячески старалась сводить на нет разговоры о войне и о политике, по крайней мере, за столом. Совсем их избегать, к сожалению, никак не получалось, слишком уж явно эти самые война и политика вломились в жизни простых немецких граждан. Но неделя та, какой бы длинной не казалась изначально, как и все хорошее, пролетела слишком быстро, сперва уехал отец, а еще через неделю и сам Герхард, прощаясь с матерью, вынужден был смотреть в ее мокрые глаза и говорить о непобедимости германской армии, дескать, мама, повода волноваться, у тебя никакого нет. Сколько же в итоге их дивизия потеряла человек? Герхард попытался вспомнить цифры из отчетов, которые просматривал не так давно в штабе. Одних только командиров дивизии на его памяти сменилось пять штук, двое из которых погибли, а третьего волокли на себе до госпиталя.
Лемм затушил сигарету в пепельнице и, подняв кружку, произнес короткий тост:
- За наших солдат и за победу. – После чего, допив разом пиво, свистнул кельнера и попросил повторить всем сидящим за столом. Куда им еще тратить офицерское жалование? В богом забытой Дерне не было даже борделя. Только и оставалось, что проводить вечера в подобных забегаловках, оставляя щедрые чаевые арабам, не менее жадным до денег, нежели «обожаемые» всей немецкой нацией евреи.
- Что-то ты разошелся сегодня,- усмехнувшись, Кирхнер прокомментировал скорость, с которой Герд перешел ко второй.
- Не бойся, тащить меня не придется,- в столь же шутливой манере успокоил друга и добавил: – Сам как-нибудь доползу.
Наверное, не самая удачная шутка в присутствии фон Борка, работать с которым ему предстояло все ближайшие дни, но как бы то ни было, сожалеть о сказанном было поздно. Главное ведь что на деле,  а не на словах. А на деле Герхарду завтра нужно было вставать в шесть утра, а потому максимум чем на час он здесь не задержится.
- Так о чем мы там говорили? – потягивая пиво, летчик решил вернуться к теме.  – Ты значит, с восточного фронта к нам пожаловал? – вернул внимание фон Борку.
- Кстати, - перебил Герхард (с кружки пива он, кажется, стал разговорчивее), - оберлейтенант обещал рассказать, за что у него Крест.
Эта тема, безусловно, была интересна каждому солдату и офицеру, все мечтают получить Железный Крест, и Лемм исключением не был. Все четверо приготовились внимательно слушать рассказы о подвигах их нового знакомого.

+1

17

Ну вот дошли и до "охотничьих" рассказов. Ну что ж, Дитрих любил при случае вспомнить свои удачи.
- Крест? Первый у меня за Францию. Тогда я еще служил в пехотной роте, в 4-ой армии. Мы столкнулись с томми у Арраса, когда они пытались контратаковать наш левый фланг. Наша рота как раз оказалась под ударом английского танкового батальона. Дело дошло до рукопашной схватки. Я тогда застрелили из "Парабеллума" английского капитана, который вел пехотную группу за танками. Мы подожгли жесть английских машин гранатами. Это, наверное, был самый ожесточенный бой за всю кампанию. Ну а второй крест у меня за мосты через Березину. Есть такая река в России. Там нам пришлось здорово повоевать в прошлом году. Наш взвод выбросили на парашютах недалеко от мостов. Мы были в русской форме. Мосты удалось взять с ходу, мы быстро справились с охраной и не дали им привести в действие подрывные заряды. Но при штурме моста погиб наш командир взвода, лейтенант Лекса. Я принял командование. А вот потом...русские как с цепи сорвались. Они атаковали нас с такой яростью, пехота, танки, артиллерия. Нас было 34 человека. Нам удалось продержаться у мостов почти сутки, ранены были почти все, я каким то чудом этого избежал. К вечеру следующего дня мы были уже готовы умирать, патроны почти кончились, еще бы одна атака и нас бы там скорее всего прихлопнули бы. На наше счастье как раз в этом время подошли мотоциклисты наступавшей танковой группы. А уж затем и наши танки. Мосты мы передали им целыми.

+1

18

Отбиваться сутки от атак танков и артиллерии столь малыми силами - звучало как-то не правдоподобно, но Герхард не стал публично высказывать своих сомнений, которые могли бы оскорбить оберлейтенанта, тем более что у последнего имелось при себе доказательство проявленного героизма. Железный крест в любом случае заслужить непросто. У Лемма не было вообще никакого, да и сложно его получить, занимаясь интендантской работой. О них не писала пресса, их не приставляли к высоким наградам, и, тем не менее, без них не будет вообще никаких подвигов, не приедут на выручку ни танки, ни мотоциклисты.
В общем, из этого рассказа сложилось впечатление, что барон (промелькнула даже мысль о его сходстве с другим бароном, небезызвестным литературным персонажем) - любитель приврать и приукрасить. Либо же русские настолько бездарные вояки. Но тогда не понятно, почему их хребет до сих пор не переломили.
Герхард не знал, задались ли подобными вопросами остальные присутствующие, но если и задались, то озвучивать их также не стали. Макс как самый компанейский в своем привычном духе произнес:
- Теперь у томми будут серьезные проблемы.
- А то до этого мы здесь все на пляже загорали, - усмехнулся Гроссе, - вломили англичанам будь здоров, я слышал, они уже от одного упоминания имени Роммеля обделывают свои кружевные панталоны.
Офицеры одобрительным смехом поддержали слова Фрица. Роммеля все африканцы уважали, как отца. И безмерно гордились тем, что воевали с ним рядом.
- У нас сейчас с фон Борком задача обезопасить линии снабжения, - Герхард вернул разговор в серьезное русло.
- Тебя, наконец, услышали?
- Черт возьми, Макс, это слишком очевидно, чтобы меня продолжали игнорировать. Наши грузовики не доезжают до наших же передовых позицией.
- И что вы планируете делать? - поинтересовался летчик, выуживая из серебряного портсигара сигарету. Гроссе, заметив дорогую диковинку, взял его для детального изучения. - Подарок жены? - прочитав гравировку, спросил у Йохана. Тот молча кивнул и вернул внимание Герхарду и Дитриху.
- Есть некоторые соображения, - не вдаваясь в подробности, ответил гауптман. - И нужна будет помощь авиации, хотя бы один разведчик. Так что рассчитываю на тебя.
- Нас на Сицилию перекидывают, - без особой радости сообщил Йохан. – На следующей неделе.
Кажется, в курсе были все, кроме Герхарда. Гауптман выругался, благо дам поблизости не находилось. Разумеется, совсем все гладко быть не могло.
- Я попробую помочь, - все же согласился летчик, по всей видимости, найдя какой-то вариант. – Аэродром здешний никуда не денется.
- Завтра зайду к тебе, обсудим, - подытожил Лемм.
На сцену тем временем вышла местная знаменитость – черноволосая красавица, разом пленившая внимание всех присутствующих мужчин. Герд также развернулся в ее сторону и посоветовал Дитриху сделать то же самое.

офф-топ

Я тут про про Кресты выяснил, 1-й степени, оказывается, на груди носился, а на шее - рыцарские.
ЖК 2-го класса
ЖК 1-го класса
Рыцарский ЖК
Сорри, что сразу не уточнил.

0

19

Когда Дитрих закончил свой рассказ, на лице гауптмана явно промелькнула тень сомнения в его правдивости. Фон Борк едва заметно усмехнулся. Не будь он участником описанных событий, ему бы тоже было нелегко поверить в такую историю. Он и сам иногда не верил, что все это было наяву. Перед глазами барона неудержимым калейдоскопом пронеслись картины прошлого. Те неполные сутки слились в памяти в один сплошной кошмар. Атаки следовали практически непрерывно. "Барнденбуржцам" сильно повезло в том, что русские атаковали яростно, но очень несогласованно. Их командиры, всполошенные внезапным захватом стратегически важных мостов, гнали и гнали своих подчиненных вперед, не очень задумываясь о правильной организации атаки. И все равно, то что мосты удалось удержать и выжить можно было смело считать чудом. Тут о офицеров зашел разговор об охране конвоев и Дитрих удвоил внимание - как никак ему предстояло быть одним из основных действующих лиц в этом деле. Гауптман был явно расстроен, когда услышал что летчиков перебрасывают на Сицилию, но закончить разговор не удалось - на сцене появилась очаровательная женщина и все офицеры как по команде развернулись к ней с живейшим интересом. И она того стоила, подобный красоты барон еще не встречал. У Дитриха моментально все вылетело из головы и он, словно мальчишка, жадно рассматривал красавицу.

0


Вы здесь » Война в пустыне » Поля сражений » Проблемы снабжения


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC