Война в пустыне

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Война в пустыне » Поля сражений » Остаться в живых


Остаться в живых

Сообщений 41 страница 51 из 51

41

Элла с некоторым любопытством поглядела на ирландца.  Он, казалось, вовсе не тревожился о происходящем, будто и в самом деле был способен смириться с формулой «будь что будет». Во всяком случае, короткий пассаж, сводящийся к  нехитрой  фабуле «и это пройдет»  произвел на телеграфистку определенное впечатление. Нет, идея-то не нова, но как вовремя пришлись эти мысли и с каким спокойствием (настоящим ли? или все же наносным?) они были сказаны! 
   К комментариям О’Рурка в стиле «мы, ирландцы» Элла относилась  ровно – настоящая англичанка (и, тем более, - англичанин), услышав такие замечания, уже давно взвилась бы и принялась яро  защищать родную нацию. Но, к счастью ли, или к сожалению, Элла как-то никогда не болела подобной разновидностью патриотизма.
  - Уж не знаю, верите ли вы сами в то, что говорите, но настроение ваше явно заразно. Умеете, мистер ирландец, успокоить, – с легкой усмешкой ответила Элла, 
Смысл следующей фразы журналиста дошел как-то не сразу. «Думать заранее о плохом – это непрактично и бесполезно» - да, все правильно, все так и есть. «Стоп. Виски? Пиво? А это-то тут причем?!» - слегка удивленно подумала Элла, потом поняла и ухмыльнулась, чуть возмущенно произнесла:
- Как вы могли такое обо мне подумать? – пауза, -  Пиво без виски – выброшенные деньги! – и улыбнулась как можно непринужденнее. На самом деле, к алкоголю Элла всегда относилась холодно. В свои 24 ей и напиться-то толком не случилось, о чем девушка  не жалела вовсе. Впрочем,  военные действия, обстрелы, крушения, смерть и отчаяние вокруг кого угодно подружат с виски.  И что она вообще потеряла среди всего этого хаоса? «Зато новых впечатлений не оберешься» - ехидно одернула девушка сама себя.

   Молчать с журналистом тоже оказалось довольно приятно. Так что следующие несколько часов Элла с переменным успехом то пыталась задремать, то делала заметки-зарисовки в блокноте.  Вставать со скамьи не хотелось, и девушка только изредка поглядывала в иллюминатор, скорее автоматически, чем действительно ожидая увидеть там новую картину.
Время шло к вечеру. Когда солнце  село за горизонт и на окружающий мир как-то очень внезапно упала (да, пожалуй, именно упала) тьма, в отсеке появилась американка, о присутствии которой на борту Элла успела почти забыть.  А через несколько минут из кабины вышел пилот с новостями умеренно неприятными.  Груза, как и «Сандерленда» было жаль, но саму Эллу это касалось мало, так что особенно бурных эмоций весть о необходимости затопления не вызвала.
С первым заявлением американки Элла была согласна полностью.  Пресная вода – не то, чем можно пренебрегать, отправляясь в пустыню. Даже если, скорее всего, в этой пустыне им не придется провести слишком много времени.
А вот идея о захоронении экипажа на суше вызвала смешанные чувства. С одной стороны, это было бы хорошо и правильно. Но, если бы подобное действие было возможным, разве мистер Дин сам не решил бы похоронить своих товарищей достойно? Ведь именно он, судя по всему, много времени с ними провел, многое пережил.  Поэтому Элла поинтересовалась чуть удивленно:
-Да, хорошо бы похоронить людей достойно, но у нас ведь одна лодка?  Места хватит?  А воду взять и в самом деле стоит.- Произнося все это, Элла уже поднялась  со своего места и принялась надевать китель, уверенно застегивая пуговицы (ночи в пустыне холодные). Поправляя форму, Элла вдруг вспомнила еще одно важное обстоятельство и не замедлила поинтересоваться у пилота:
- Вы говорили о  радио, его не удастся починить?

+2

42

«Успокоить – вряд ли, а заболтать – всегда пожалуйста», подумал ирландец, посмотрев на телеграфистку. Потом несколько часов прошли в спокойном молчании, и чтобы не слушать нывший желудок о НЗ, который был припрятан в рюкзаке у Шона, О’Рурк прислонился головой к стенке отсека и ударился в дрему, то проваливаясь в собственные воспоминания и кошмары, то выныривая из них и лениво обводя взглядом самолет. Так прошло ровно до того момента, пока не стемнело и различать скамейку напротив стало все труднее.

Потом по очереди пришли Джей и Марк, и ирландец, слушая капитана, неспешно поднялся, напялил куртку, потому что на Мальте говорили, что в пустынях по ночам холодает хуже, чем у них в Бостоне. Про Бостон, конечно, врали, потому что сами там никогда не бывали, но насчет пустынь О’Рурк решил довериться военным.

Потом ирландец, внимательно рассмотрев капитана (наверняка примечал, как он держится и как сильно на него повлияли ранения), перевел взгляд на Джей, потом посмотрел на Эллу, глубоко вздохнул и прислонился спиной к одному из ящиков, стоявших в глубине отсека. Шон скрестил руки на груди, взъерошил шевелюру и стал дожидаться решения командира, сохраняя странное, небывалое молчание. То ли в ирландце заговорил опыт испанской войны, то ли так на него действовал голод, но О’Рурк невозмутимо косился на пассажиров, мягко улыбаясь, словно знал страшный секрет о том, кто в этой лодке главный и кому было решать.

А моральный вопрос о захоронении погибших членов экипажа перед ирландцем и в помине не стоял – ему приходилось оставлять и более знакомых людей в более неприятных местах для погребения, занесенными не шестью футами земли, а крошками земли от очередных разрывов или пылью, что нес с собой ветер войны. Поэтому ирландец не досаждал капитану своим мнением, не предлагал лучшее видение решений, а просто ожидал, когда они смогут достать лодку и поплыть к берегу.

Грести-то, судя по всему, все равно мужчинам.

Отредактировано Шон О'Рурк (2012-08-31 22:02:18)

+2

43

В ответ на вопрос телеграфистки Длин отрицательно покачал головой.

- Все, что оказалось возможным - это заставить радио проработать меньше минуты. Я успел только лишь сообщить номер борта. Не думаю, что это что-то изменит в нашей ситуации.

Марк говорил спокойно, чтобы по возможности не дать спутницам повода для лишних волнений. Пилот прекрасно понимал, что девушкам и так досталось: голодные, испуганные и миновавшим боем, и неизвестностью, ждущей их впереди. Все это выплескивалось в виде взаимного недовольства, и тем ценнее было было установившееся между ними  перемирие. Нарушить его было бы себе дороже.

- Воду возьмем обязательно, личные вещи тоже. А еще надо будет запастись веревками. Снимем их с груза - кто знает, как именно нам придется швартоваться. Но прежде, чем пересядем в лодку, перекусим.

Из рюкзака был извлечен  сухой паек.

- Разберитесь с этим, - попросил капитан девушек, отдавая им немудреный набор продуктов. - И вот еще...

Марк чуть помедлил, словно собираясь с духом.

- Погибшие останутся здесь. Хотя бы потому, что, возможно, на берегу нам будет не до похорон. Кроме того...

Пилот кивнул в сторону мертвых товарищей. Голос его чуть изменился - стал глуше, слова явно давались ему с трудом.

- Есть такое поверье: летчики  не умирают. Они улетают и не возвращаются. Просто навсегда остаются в небе.

Тень неловкой улыбки скользнула по губам капитана. Казалось, будто так он попытался извиниться перед спутниками за то, что экипажу предстояло уйти на дно моря вместе с самолетом. Ему остро хотелось сейчас остаться одному, но это желание относилось к разряду невыполнимых. Марк взглянул на ирландца, словно рассчитывая на его поддержку.

- Шон, мне  понадобится помощь с отвязыванием веревок и подготовкой надувной лодки. Займемся этим, как только девушки нас накормят.

+3

44

В самолете, рассчитанном на одиннадцать человек только экипажа, всего одна лодку, в которую не влезут четверо живых и трое несчастных. Да, ладно.
Летчики не умирают, а улетают, - а семьям их эту же сказочку рассказывать будем? Их это утешит, разумеется. Еще и про не было времени на похороны можно добавить, для большего эффекта.
А разделить галеты на четверых - это теперь называется готовкой? Спасибо, за урок домоводства.

Джей, казалось, что она задыхается. Просто захлебывается в водовороте царящего вокруг нее абсурда.
Сумасшествие, клиническая идиотия. Или просто паника. Других объяснений царившему вокруг безумию Джей придумать не могла.
Да, конечно, возможно, наивно было ждать, что британцы блеснут американской энергичностью или целеустремленности, но все же хоть капля логики у чопорных жителей туманного Альбиона должна быть. Или нет? Джей всерьез начала сомневаться в нормальности окружающий ее людей.
Или причина все же в панике? Безумное метание крыс на тонущем корабле? Когда, уже никто не верит в спасение, и судорожно хватается то за одну соломинку, то за другую, а в итоге все идут на дно.

На что они рассчитывают?
Незаметно причалить к берегу, а затем пешком по пустыне пытаться прорваться к своим? Тогда зачем, зачем эта пляска вокруг радио, чтобы фашисты перехватили сигнал и организовали встречу на берегу? И почему, почему они до сих пор не в лодке, чтобы быть заметнее с берега? Абсурд.
А может, наоборот, они рассчитывают на то, что неизвестный спасший их летчик передал их координаты в штаб, и британская армия уже мчится их спасать? Тогда почему, почему у них не будет времени хоронить раненных? Они что планируют вместо того, чтобы окопаться на берегу и ждать помощи, идти, бежать куда-то, чтобы группа спасения их точно не нашла? Сумасшествие.
Если бы Джей могла, она бы пригнула за борт и уплыла бы подальше от этих безумных британцев. Однако, приходилось терпеть.

- Извини, сковородки с собой нет, придется есть холодным, - вновь натянув на лицо улыбку во все тридцать два зуба, сообщила Джей, распаковав паек, и раздав каждому по несколько галет и кусочку шоколада. - Вода во фляжке. Всем приятного аппетита, - добавила американка и замолчала, сочтя на этом свою миссию "радушной хозяйки" выполненной.

+1

45

Пара галет да кусочек шоколада для взрослого мужчины, который не ел весь день?! Причем один из двоих мужчин ранен и потерял достаточно крови. Да уж, мисс Льюис явно мерила чужие аппетиты по себе. Есть же консервы, почему бы не открыть и их? А впрочем, сама Элла особого голода как-то не чувствовала, а точнее просто вполне удовлетворилась имеющимся пайком. А спутники - чай не маленькие,  могут и добавки попросить. Еще один конфликт - явно не лучшая идея для этого насыщенного событиями дня (уже вечера, если быть точными). Поэтому Элла кивком поблагодарила американку, неторопливо съела скудноватый ужин и поинтересовалась на всякий случай:
- Господа, вам можно оказать какую-либо помощь? Незаурядной физической подготовкой похвастаться не могу, но все же. 
Когда война закончится (ведь должно же это однажды произойти, не так ли?), она обязательно отправится в настоящее, нормальное путешествие. Не в круиз - Элла не располагала большими средствами, но уж поездку в несколько европейских городов она как-нибудь себе обеспечит, точно. Правда, учитывая военные действия, некогда цветущая местность может оказаться кучей разбомбленных построек, и все равно. Обязательно. Нынешнее же "путешествие", если можно так выразиться, стоит рассматривать в первую очередь как бесценный опыт и главная ее задача сейчас - выжить. И верить. 

+4

46

- Без проблем.

Только и ответил капитану ирландец.

По его невозмутимому виду и мягкой улыбке можно было судить, что Шон всю жизнь только и занимался тем, что развязывал и привязывал лодки, надувал и сдувал их, и предстоящая работа все лишь легкая разминка к сафари по пустыне или забегам наперегонки с немцами. Что там еще было в вечерней программе?.. Ирландец, рассматривая Джей, тихо фыркнул на пожелание приятного аппетита, принял свою порцию галет и шоколада, благодарно кивнул.

- Взаимно. – Произнес О’Рурк с неподражаемой, чисто ирландской вежливостью.

А потом, покосившись на скудный ужин, полез в рюкзак и достал тот НЗ, о котором думал всю вторую половину дня – шесть небольших сэндвичей, которые должны были стать утешением или в пути, или уже в Африке, где по все тем же россказнями военных, пища всегда либо с мухами, либо с песком. Передав каждому по сэндвичу, Шон разломал оставшиеся два и раздал остатки, решив, что лучше подкрепиться ими сейчас.

- Угощайтесь. До завтрашнего утра они вряд ли протянут.

Потом уже, когда Шон сел на то же место, которое приютило его в последние десять (или больше?) часов, он, дожевывая галету, негромко обратился к Марку:

- Наверное, нам нужно будет еще собрать оружие и взять все, что полезно в долгосрочном плане. Сколько сможет выдержать лодка? Вряд ли на берегу можно будет найти дрова или замену им… - Вдруг раздался вопрос от мисс Бенсон, и Шон поднял на нее взгляд, мягко улыбнулся девушке и переглянулся с Марком, явно оставляя право отвечать на предложение помощи за командиром.

Дожевывая последний кусок шоколада (сладкое исключительно оставляем на потом), О’Рурк поднялся и потянулся. Желудок был хоть как-то набит и заткнут на неопределенное время, настроение становилось боевым, у ирландца был план – а они, эти люди с зеленого острова, всегда опасны, когда у них есть план, - и теперь можно было действовать.

- Веди, капитан. – Кивнул он Марку, показывая, что готов.

+3

47

Колкости американки Марк решил пропускать мимо ушей. У него постепенно складывалось впечатление, что мисс Льюис относилась к числу тех особ, что были готовы спорить со всеми обо всем, даже не располагая при этом достаточными базовыми знаниями о предмете спора. Похоже, что и спутники сделали для себя такой же вывод, потому что ни  Шон, ни мисс Элла не возразили против того, как журналистка распорядилась предложенным пайком. Хотя, как показалось капитану, свои порции они приняли с плохо скрываемыми насмешливыми улыбками. Да и сам он, забирая галеты с шоколадом и убирая в вещмешок консервы, едва заметно ухмыльнулся, подумав, что, наверное, американка не только не состояла в детстве в гел-скаутах, но и в турпоходы никогда не ходила.

- Вы нам очень поможете, - проговорил капитан в ответ на вопрос Эллы, - если отвяжете от груза несколько веревок подлиннее. Они могут пригодиться. Оружие тоже заберем, и их пайки.

Чьи именно, Марк не стал уточнять: и так было понятно, кого он имел в виду.
Наскоро запив съеденное водой, он жестом позвал Шона за собой. Его помощь была очень кстати: не ко времени начало напоминать о себе простреленное плечо. Марк кривил губы, стараясь  поменьше двигать раненной рукой.

- Спасибо, - совершенно искренне поблагодарил Дин ирландца, когда резиновая лодка была полностью готова к спуску.

Снова на свет божий появилась  фляга с остатками спирта. Марк совершенно машинально оглянулся  в ту сторону, где находились девушки. Они не могли видеть, чем были заняты мужчины в отсеке, где хранилось спасательное снаряжение. Капитан отпил из фляги, поморщился, протянул ее рыжему.

- Считай это поминками по экипажу. Глотни, только аккуратно. Там спирт. Штурман был наполовину русским - он и научил меня пить его. У русских так принято  поминать погибших.

Марк ненадолго замолчал, опустив голову.  Продолжил, по-прежнему не глядя на Шона:

- Пойду  выдам девушкам спасжилеты - и будем спускать лодку на воду и перетаскивать в нее все необходимое. Плаванье  легким не будет: ветер, парусность "резинки" большая, нас немного... Придется попотеть, пока догребем до берега.

Двигатель самолета был давно уже заглушен, и "санди" неспешно дрейфовал по течению, слабо подсвеченный луной.

Отредактировано Марк Дин (2012-09-13 18:05:58)

+3

48

От вида шоколадки всю троицу разом скривило так, будто им крысиный яд съесть предлагали. Они что все разом не любят сладкое? Или они просто не умеют читать по-английски и не понимают, что написано на упаковке пайка? А может настолько самолюбивы, что мнят себя умнее всех научных институтов разом?
Джей склонялась к последнему варианту: чего-чего, а насколько она успела понять, чванливой гордыни у всех троих в избытке, жаль, только мозгов к гордыни в придачу выдать забыли, потому, видимо, и верят, что провалявшиеся на жаре сендвичи еще можно есть, потому и строят из себя тут двух индюков и одну индюшку, пытаются демонстративно игнорировать "птичку не из своей стаи", и, что самое отвратительное, топчатся на одном месте: сложно что ли без лишних расшаркиваний вещи собрать?
"В таких темпах мы врежимся в берег," - подумала Джей, наблюдая за возней всей троицы, - "однозначно, врежемся," - убедилась американка, глянув в пулевое отверстие в фюзеляже: берег, который она заметила еще лежа в турели (а это было еще до длинных речей и ненужных перерывов на обед, то есть бездну времени назад), сейчас был виден отчетливо даже не смотря на темноту. Это означало, что берег очень-очень близко, настолько близко, что любой случайный наблюдатель мог легко отследить любое их действие.
"Интересно, а группу приветствия для нас уже вызвали?" - без особо оптимизма задумалась Джей.
А проклятая троица все продолжала возиться со сборами: веревки им, видите ли, оружие - может сразу все вещи взять? Для себя Джей решила, что кроме личных вещей и воды она не возьмет ничего, и если этому индюшачьему сообществу что-то надо, пусть таскают все сами.

+1

49

Поняв, почему Марк двигался столь неторопливо и экономил силы, Шон без лишних разговоров взял всю трудоемкую работу на себя. Он, конечно, потом об этом пожалел, потому что лодка была здоровой, и ирландцу ни разу не показалось, что она надувная. О’Рурк уже гадал, каково будет тащить ее на волнах, так как Марк с ранением вряд ли сможет показать класс в гребле, а если и покажет, то недолго.

- Сочтемся. – Шон косо ухмыльнулся, кивнув в ответ на благодарность, а затем поднял брови в ответ на действия капитана с флягой.

Чистый спирт, кажется, пить еще не приходилось.

Если в счет не идет домашнее виски дядюшки Барнса, после которого у любого здоровяка выскакивали глаза на лоб, и жутко хотелось родиться обратно.

- О, эти русские. – Протянул Шон тем особенным тоном, который говорил куда больше слов: летчик мог смело рассудить, что в своей жизни ирландцу тоже приходилось сталкиваться с любителями водки и медведей, а тогда еще – профессионалами литературы и балета. О’Рурк аккуратно отпил от фляги, глубоко вздохнул и еще не скоро выдохнул.

- Давай, я подожду здесь.

Шон кивнул, проводил Дина взглядом и сел на пол отсека, похлопав себя по карманам куртки. Сигареты нашлись на привычном месте, в правом нагрудном, и, пока ирландец доставал курево и чиркал зажигалкой, на ум пришла невеселая шутка о том, как Шон после выпитого может вспыхнуть, как факел, и осветить людям путь в ночи. Подумав еще, ирландец решил, что это никакая не шутка, а сделав пару затяжек, убедился, что все это – просто домыслы. Еда плохо противостояла выпитому спирту, который, однако, пошел очень хорошо и Шону даже понравился, и поэтому внутри была такая приятная расслабленность, и никуда-никуда не хотелось, и вообще, когда ему еще доведется побывать в Африке? Выйти бы, посмотреть на ночной берег… Ливии? Киренаики? Надо будет уточнить у Марка…

+4

50

Спасжилеты были розданы, необходимые вещи, оружие, веревки и скудный запас еды загружены в  спущенную на воду "резинку".  Спутники спустились в нее, и Марк остался на борту "санди" один. В голове слегка шумело - то ли от выпитого спирта, то ли от усталости и какой-то противной слабости, появившейся вместе с усилившейся болью в руке. Летчик несколько мгновений постоял рядом с телами товарищей, мысленно прощаясь с ними. Самолет должен был уйти под воду вместе с погибшим экипажем.

Длить прощание не следовало - надо было думать о живых. Марк проделал все,что могло ускорить процесс затопления "санди", и спустился в лодку. Поднимался ветер, волнение усиливалось. "Резинку" неприятно болтало, гребцам приходилось подстраиваться под волну. Капитан несколько раз оглянулся на медленно отдалявшийся самолет. На душе скребли кошки, и это было одной из причин, почему он за все время отплытия от "санди" не проронил ни слова. Другой причиной оказалось ухудшение самочувствия. Марк пытался грести наравне со всеми, но вскоре окончательно выбился из сил. В раненном плече постоянно пульсировала боль, заставившая его отложить весло. Дин прикрыл глаза, пытаясь дать телу отдохнуть, в надежде, что от этого станет легче. Незаметно для себя он провалился в какое-то вязкое полудремотное состояние, в котором провел неизвестно сколько времени.

Очнулся Марк  совершенно неожиданно - словно кто-то подтолкнул его, заставив тем самым протереть глаза и оглядеться по сторонам. Несмотря на черноту южной ночи, слабо подсвеченной выглядывавшей из-за облаков луной, впереди явственно виднелась полоска берега. По мере приближения к нему стало понятно, что заниматься скалолазанием не придется. Высоких крутых обрывов не наблюдалось. Значит, подняться можно будет без особых проблем.

- Судя по рельефу береговой линии, мы сейчас где-то между Бенгази и Дерной, - проговорил он, отвечая на не заданный пока еще вопрос, наверняка волновавший всех его спутников.

- Волнение  прилично снесло нашу галошу от тех мест, где мы должны были оказаться. Причаливать будем здесь - поиски другого места швартовки нежелательны, поскольку могут выйти нам боком. Высаживаемся, разбираем груз, лодку спускаем и прячем. Дальше будем будем двигаться по карте и компасу, полагаясь на себя и на удачу.

+3

51

Отвязывать веревки было в общем несложно; правда, они неприятно натирали руки, но стоило глянуть на капитана и жаловаться как-то сразу переставало хотеться.  Держался он хорошо, но только на первый и совсем непристальный взгляд.  
 Размышления о капитане навели на непрошенные и весьма неприятные мысли. Если, не приведи Господь, на берегу они встретятся с некой опасностью ( в виде немецкого патруля, к примеру),  то известия о их смерти можно отправлять прямо сейчас. Группа из четырех человек, из которых двое девушки и один раненый, и весьма натянутые отношения впридачу - это было бы смешно, если б не было так грустно. Так что Элла очень, очень хотела доплыть и высадиться на совершенно безлюдный берег.  Непроницаемая чернота ночи, не нарушаемая никакими огнями, давала ей смутную надежду. 
Довольно быстро справившись с веревками, Элла отдала их капитану, забрала спасательный жилет и осталась дожидаться спуска лодки на воду. Интересно, будут ли девушки грести наравне с мужчинами? Вряд ли они обладают достаточной физической подготовкой, а впрочем… А впрочем, капитан и впрямь выглядит неважно, не отдуваться же одному ирландцу за всю их нерадивую компанию. Грести так грести. Тем более, что занятие это оказалось не таким тяжелым. 
Разговаривать не хотелось, да и к чему, о чем? Спутниками ее, кажется, овладело такое же настроение. 
 Нарушивший тишину голос мистера Дина, а точнее, известия им сообщенные, не то чтобы обрадовали ( если они значительно отошли от предполагаемого курса, то и добираться в часть будет значительно сложнее), но несколько приободрили - вот уж на что, а на скалолазание Эллу бы сейчас точно не хватило, да и не ее одну.

+3


Вы здесь » Война в пустыне » Поля сражений » Остаться в живых


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC